Как я стал священником

- Добрый день, отец Андрей! Поздравляем Вас с днем тезоименитства. Так как недавно у Вас состоялась иерейская хиротония, по этому поводу хотим с Вами поговорить. Расскажите немного о себе.

- Родился я летом 1992 года. Всю жизнь был православным христианином, с самого детства родители водили меня в храм. После окончания школы поступил в Пятигорский государственный лингвистический университет, где обучался на бакалавриате и в последствии в магистратуре, и в то же время работал епархиальным фотографом. После окончания университета меня призвали в армию, но тогда я еще не задумывался о священстве, это мысль пришла уже после армии. Я хотел пойти служить в федеральные структуры, но планы мои изменились: я стал по-другому видеть свое будущее.

- Что в конце концов побудило Вас пойти по этому пути? Поступить в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, стать священнослужителем?

- В армии я понял, что путь военного - не мой путь. Именно там я ощутил тягу к Богу, к православию, бывали даже случаи, когда я прятался в умывальнике и читал утренние, вечерние молитвы. Когда меня находили, думали что я стою с телефоном играю, но когда видели, что я молюсь, сразу проявляли понимание.

- А там Вы говорили кому-то о своем выбранном пути, о вере?

- Говорил. Меня даже некоторые называли «священником», либо еще как-то… Хотя тогда я еще всерьез не задумывался, куда я пойду.

- Храм там был?

- Только строилась часовня.

- То есть, Вы пришли к этому решению самостоятельно? Или был человек, который Вас к этому направил?

- Еще с самого детства я поддерживал связь с отцом Иоанном Знаменским, также и во время моего служения в армии мы общались. Благодаря тому, что он договорился с благочинным Владикавказской епархии, меня на субботнюю и воскресную службу забирал к себе отец Василий Шаверман. Я у него жил, исповедовался, причащался, мы в принципе много общались, и он побудил меня пойти по этому пути.

- Образ пастыря, к которому мы стремимся - это Иисус Христос. Но из тех, с кем Вы знакомы, кто стал примером для подражания?

- Это мои наставники - архиереи, с которыми я имел честь общаться: это владыка Феофилакт, Архиепископ Пятигорский и Черкесский, и владыка Амвросий, сейчас он уже Архиепископ Верейский.

- Ваши родители - люди светские, они добились успеха в сфере образования. Как они отреагировали, когда Вы решили избрать совсем другой путь?

- Моя семья очень хорошо и тепло откликнулась на мой выбор. Например, бабушка много лет поет в хоре Никольского собора города Кисловодска, а мама - первая пришла к вере в нашей семье. Еще в 10 лет она самостоятельно стала интересоваться православием, и именно через нее наша семья воцерковилась. 

- Вы сказали, что сначала Вы хотели работать в органах, в ФСБ. Это было мечтой из детства, или выбор сформировался позднее?

- Это решение я принял уже в сознательном возрасте. Когда я поступил в университет, я много об этом думал и сначала хотел связать свою жизнь со службой государству. После армии, когда я уже выбрал церковный путь, мне предложили работу в федеральных структурах. Я прошел все проверки, но по неизвестным мне причинам пришел отказ. Когда я рассказал об этом владыке, он ответил: «Ну вот видишь, как ты хотел, так и получилось. Это и есть твой путь. Собирайся, будешь учиться в Санкт-Петербургской Духовной Академии».

- Как проходило обучение в Духовной Академии? Были разочарования или напротив, душевные подъемы?

- С самого начала я влюбился в академические службы, которые всегда были красивыми, чинными, и являются, как говорят, примером для всей Русской Православной Церкви. Санкт-Петербургская Духовная Академия - это пример того, как надо служить. Меня поразили люди, которые были в Академии - преподаватели, которые делом, жизнью показывают пример того, каким должен быть священник. Я не видел в них фальши или лицемерия, но видел лишь пример христианского служения.

- В семинарии учатся разные люди, и столкнувшись со сложностями многие начинают сомневаться в выбранном пути. Вы испытывали подобные чувства?

- Мыслей о правильности выбранного пути у меня не возникало, но иногда я задавался вопросом: а достоин ли я этого? Я видел вокруг много людей более достойных служить Богу, на мой взгляд, чем я. Поэтому часто возникала мысль, достоин ли я того, что дает мне Господь.

- Какой предмет стал любимым в Академии?

- Это церковное пение. Наш преподаватель, отец Илья Макаров, невероятный, светлый человек и образцовый батюшка. У всего нашего курса всегда были теплые отношения с ним, потому что он общается не в формате «преподаватель и студент», а «друг и друг».

- Что было самым сложным в Академии для Вас?

- Сложнее всего было смиряться. Даже оценки в Академии зачастую ставятся не исходя из знаний, а в воспитательных целях. Батюшка должен быть смиренным и кротким, должен уметь себя сдерживать. Это очень сложно, когда ты приходишь учиться с высшим образованием за плечами, уже отслужил в армии, а тебя ставят со всеми на абсолютно один уровень. И это, конечно, непросто, но нужно в итоге смириться.

- Теперь Вы вернулись в родную епархию и уже служите в священном сане. Какие чувства Вы испытывали при хиротонии?

- При диаконской хиротонии было странное чувство, которое я испытал лишь однажды. Сколько раз я приходил в Спасский кафедральный собор, я видел его одним, но в день рукопоположения это место для меня будто как-то изменилось, я почему-то увидел его совершенно другим, неузнаваемым. А при священнической хиротонии мне было очень тепло, и я ощущал себя как дома.

- Многое уже за плечами. Какие цели Вы ставите дальше перед собой? Что ждет впереди?

- Бог покажет. Мы можем лишь думать и предполагать, рассуждать, что дальше, но в итоге все сложится так, как для нас полезно.

- Как проходил Ваш сорокоуст в соборе? Каково было его проживать лично, совершать Таинства?

- Я увидел службу совершенно с другой стороны. Даже обучившись служению в Академии, не все возможно запомнить. Но с опытом приходит уверенность, и тогда можно полностью посвятить себя молитве.

- Как Вас приняли в соборной семье?

- Проходя сорокоуст в соборе, я встретился людьми, которые наставляли меня больше не как учителя, а как близкие, родные братья. Я чувствовал, что я в хороших руках, и даже если у меня было какое-то волнение, оно проходило, потому что я знал, что мне подскажут, мне расскажут, меня наставят.

- Благодарим Вас за общение, отец Андрей, и рады приветствовать Вас в нашей соборной семье!